Налогообложение уменьшения акционерного капитала, или как заполучить в государственный бюджет 370 миллионов дополнительных крон

Вайдо Пыльдоя
Присяжный поверенный

В печати снова поднялся ставший актуальным в свете закона о подоходном налоге (TuMS) 2009 г. вопрос по налогообложению: обложение налогом уменьшения паевого или акционерного капитала.  

А именно, до 2009 года облагались налогом выплаты, производимые при уменьшении паевого или акционерного капитала (далее вместе: капитал) на уровне участника или акционера (далее вмсте: участник). В случае    собственника доли участия резидента – юридического лица или нерезидента с   налоговым договором это означало, что при уменьшении участия обязанности уплаты подоходного налога и не возникало. Но с 01.01.2009 TuMS устанавливает обязанность уплаты налога для коммерческого товарищества, которое произвело выплату.  

В 2008 г. имело место несколько значительных уменьшений капитала. Налоговый управляющий в связи с уменьшением капитала сообщил через прессу, что он просмотрел «200 коммерческих товариществ, и в случае 93-х наши вопросы зависли в воздухе. Денег, ушедших из предприятий, было более 1,4 миллиардов крон»1. Применяя к названной сумме действовавшую в 2008 г. ставку подоходного налога 21%, получим сумму, отражённую в заголовке статьи. Налоговый управляющий также разъяснил, что «следует разделять  случаи, когда выплаты производятся за счёт прибыли, от случаев, когда акционер имеет возможность получить обратно произведённую инвестицию» и «Важно, какова была главная цель уменьшения акционерного капитала.»2  
Как усматривается из точек зрения налогового управляющего,  одной из тем налоговых споров в ближайшие годы может стать уменьшение акционерного капитала в 2007 –2008 гг. и  экономическая обоснованность уменьшения. 

Таким образом, что же представляет собой уменьшение акционерного капитала с налоговой точки зрения, и какова роль того обстоятельства, что коммерческое товарищество предприняло уменьшение капитала до вступления в силу изменений в TuMS в 2009 г.?

Образование и увеличение капитала


Для  того, чтобы тема была понятна, следовало бы начать с образования капитала коммерческого товарищества и его увеличения. 

При учреждении коммерческого товарищества с ограниченной ответственностью (в Эстонии товарищество с органиченной ответственностью либо акционерное общество) следует определить величину паевого либо акционерного капитала. Взнос в капитал может при этом быть денежным или неденежным. По решению участников, капитал товарищества может быть и увеличен, используя также денежные или неденежные взносы.  При выплате за участие это можно сделать по завышенному курсу (ажио), что отражается  сходно с капиталом в собственном капитале товарищества.  

Но вдобавок к названным способам имеется ещё одна возможность увеличения капитала: путём фондовой эмиссии. Согласно коммерческому кодексу (ÄS), в случяае фондовой эмиссии капитал увеличивается за счёт  собственного капитала товарищества без внесения вкладов (ч.1 ст. 195 ÄS  – ТОО, ч.1 ст. 350 ÄS – АО). При этом в решении об увеличении капитала следует сделать ссылки на бухгалтерские записи по собственному капиталу, за счёт чего и в каком размере организуется фондовая эмиссия (п.6 ст. 1921 ÄS  – ТОО, п. 9 ст.342 ÄS  – АО). В бухгалтерских же записях собственного капитала, за счёт которого можно было бы провести фондовую эмиссию, имеется только прибыль и ажио. На основе приведённого в начале статьи мнения налогового управляющего можно предположить, что основным спорным вопросом как раз и станет уменьшение капитала, увеличенного в порядке фондовой эмиссии. Но подробнее об этом будет сказано ниже.     

Уменьшение капитала


ÄS даёт участникам возможность уменьшить имеющийся капитал. 

Причины уменьшения капитала могут быть разные. Например, акционер может решить, что изымет задействованный    капитал из товарищества, чтобы внедрить в жизнь другой бизнес-проект, сделав это именно путём уменьшения акционерного капитала. Товарищество может быть и сверхкапитализированным (отношение собственного и чужого капитала к оборотному и основному имуществу слишком велико), и основная возможность для разрешения этой проблемы как раз и  заключается в уменьшении капитала.  

Обложение налогом уменьшения капитала до изменений  TuMS в 2009 г. 


Действовавшая до 31.12.2008 г. ч.2 ст.50 TuMS устанавливала, что выплаты, осуществляемые в случае уменьшения акционерного или паевого капитала либо вкладов, обратной покупки акций или паев или выплаты в связи с   ликвидацией юридического лица облагаются налогом в соответствии с ч.2 и 3 ст. 15 и ч.5 ст. 29 TuMS. Налогообложение происходило не на уровне осуществляющего выплату коммерческого товарищества, а на уровне получающего выплату лица. 

Ч.2 и 3 ст. 15 TuMS регулируют  налогообложение резидента - физического лица. Согласно ч.2 ст.15 TuMS, подоходным налогом облагается акционерный капитал акционерного общества, паевой капитал товарищества с ограниченной ответственностью или кооперативного товарищества либо полного или коммандитного товарищества при уменьшении вкладов, а также производимая лицу при выкупе или возврате акций, паев или долевых взносов выплата в части, превышающей стоимость приобретения доли участия или сделанного лицом вклада при приобретении доли участия. Ч.3 ст. 15 TuMS рассматривает обложение налогом ликвидационного остатка. 

Согласно же ч.5 ст. 29 TuMS, налогом облагаются выплаты, указанные в частях 2 и 3 ст.15  TuMS, на уровне нерезидента. Здесь следует также учитывать, что если в отношении нерезидента действует налоговый договор, то обычно право на обложение налогом  предоставлено государству резидентности получателя выплаты, не Эстонии.  

На основании установленных в TuMS норм не должно бы возникнуть спора в положении, когда сумма стоимости приобретения доли участия либо сумма вкладов равна выплате, производимой при уменьшении капитала. В такой ситуации на основании норм TuMS даже теоретически нельзя было бы найти, что у получателя выплаты  возникает подлежащий обложению налогом доход (в вышеуказанной статье Äripäev от 22 марта 2009 г. налоговый управляющий говорит о такой ситуации как о  возврате первоначальной инвестиции).    

Но значительно более вероятно возникают разногласия между налоговым управляющим и налогоплательщиком в ситуации, при которой акционерный капитал увеличен за счёт средств, которых участник в товарищество не вкладывал, и при уменьшении капитала и производимая при уменьшении капитала выплата  является большей, чем стоимость приобретения доли  участия.  

А именно, ст. 84 закона о налогообложении (MKS) устанавливает много раз обговоренный принцип экономического толкования, применение которого  дало основание для нескольких принципиальных и объёмных (как в денежном отношении, так и в смысле материалов налогового дела) споров. Наиболее известны, например, споры, касающиеся бывших акционеров Hansapank и Sylvester.    

Если из содержания сделки или действия явствует, что они совершены с целью уклонения от уплаты налогов, то при налогообложении применяются условия  такой сделки или действия, которые соответствуют фактической экономической сущности сделки или действия (ст.84 MKS).  

Названное положение является неконкретным и предоставляет налоговому управляющему большую возможность для принятия решения при переоценке сделок. Вместе с большим правом решения неизбежно увеличивается и опасность неправильных решений, которые могут, учитывая процентную налоговую ставку (около 22% в год) стоить лицу очень и очень дорого. Но на основании формулировки ст. 84 MKS всё же можно сказать, что для переоценки сделки необходимо наличие как минимум одного твёрдого элемента: желания уклониться от обязанности платить налоги (намерение) посредством совершения определённых сделок. 

Из правовых актов не следует более точных руководств в связи с применением принципа экономического толкования. Вследствие этого налогоплательщики не могут разумно планировать свою деятельность и прогнозировать  величину обязанности по уплате налогов. Всё же Государственный суд в одном решении, касающемся акционера Hansapank, разъяснил следующее: “/.../ нельзя исключить ситуацию, при которой цель уклонения от уплаты налогов следует с достаточной ясностью из фактических обстоятельств, и игнорирование такого вывода было бы неразумным. В этом деле цель уклонения могут подтвердить обстоятельства, что М.Каал передал акции находящемуся под его контролем коммерческому товариществу в то время, когда было ясно, что их нужно будет в скором времени отчуждать Swedbank-у, что и состоялось со стороны коммерческого товарищества.”3   

На основании логики названного решения можно сказать, что для применения ст. 84 MKS налоговый управляющий должен доказать, что определённые сделки были совершены с самого начала с желанием избежать обязанности по уплате налогов. При этом избежание обязанности по уплате налогов должно быть главной целью лица (такой же точки зрения придерживается налоговый управляющий и в указанной выше статье Äripäev от  22 марта 2009 г.). И Европейский Суд в вопросах по налоговым делам нашёл, что переквалификация сделок в налоговом деле разрешается, если получение налоговой привилегии является главной целью определённой сделки или сделок (principal aim)4.

Перенося рассмотренные выше принципы на уменьшение капитала, у налогового управляющего может возникнуть соблазн начать рассматроивать уменьшение капитала, например, как выплату дивиденда (прежде всего в случае, если капитал был увеличен за счёт нераспределённой прибыли).  

В то же время налоговый управляющий должен бы, учитывая судебную практику, быть в состоянии доказать, что как увеличение капитала, так и последовавшее за ним уменьшение исходило из желания избежать уплаты подоходного налога с распределения прибыли, и избежание налога предшествовало совершению первой сделки (увеличение капитала за счёт прибыли). 

Таким образом, налоговый управляющий должен бы здесь раз девять отмерить, и только на десятый раз решить назначение налога, так как опасность неправильного результата велика. Например, вполне возможно, что товарищество желало воплотить в жизнь какой-либо коммерческий проект, и для привлечения средств со стороны нужно было увеличить капитал за счёт прибыли. Если позднее соответствующий проект отпадёт, то прежняя капитализация окажется уже ненужной, и товарищество уменьшит паевой капитал. В таком примере назначение налога оказалось бы под вопросом, так как можно было бы утверждать, что возможная налоговая льгота не являлась главной целью деятельности налогоплательщика.

С очевидной ясностью неуместно назначить налог товариществу только по причине того, что капитал товарищества был уменьшен до вступления в силу изменений 2009 г. Использование установленных в действующих правовых актах прав не может являться злоупотреблением, даже если выплата была произведена, и уменьшение вступило в силу 31 декабря 2008 г.  

Резюмируя: в свете представленных налоговым управляющим точек зрения назначение налога  на уменьшение акционерного капитала является для какого-либо предпринимателя довольно-таки реальной перспективой. Предпринимателям, которые уменьшили капитал, стоит уже сегодня произвести оценку совершённых сделок и сопутствующего этому риска возникновения налогового спора. 


117.03.2009, Äripäev, “Maksude optimeerijad tõmmatakse liistule”.
222.03.2009, Äripäev, “Arvamus: tehingu eesmärk kõige tähtsam”.
3Решение Государственного суда от 06.11.2008 по административному делу № 3-3-1-57-08.
4Решение Европейского Суда от 21.02.2008 по делу C- 425/06 (Part Service).

Контактное лицо в области налогового права:
Хельмут Пикметс
присяжный поверенный и партнер
Tel: +372 626 4300
helmut.pikmets@varul.ee
Таллиннское бюро
Ahtri 6A
10151 Tallinn
Тел.: 626 4300
Факс: 626 4306
Тартуское бюро
Kaluri 2
51004 Tartu
Тел.: 730 1610
Факс: 730 1620
2009 Адвокатское бюро Паул Варул. Все права защищены.